Россия Онлайн - новости России

Пётр I: «Только бы жила Россия, слава и благосостояние ея». О Полтавской битве рассказывает фонд Президентской библиотеки

Пётр I: «Только бы жила Россия, слава и благосостояние ея». О Полтавской битве рассказывает  фонд Президентской библиотеки
09.07.2019

«Ни одна битва ни прежде, ни после Полтавской не принесла таких важных результатов, как она, – пишут преподаватели Полтавской духовной семинарии В. Щеглов и Д. Дмитриевский в издании „Поле Полтавской битвы и её исторические памятники“ (1895) из фонда Президентской библиотеки. – До Полтавской битвы Россия не имела общения с западной Европой.

На нас там привыкли смотреть как на варваров, с мыслею о России соединяли представление о стране обширной, но беспорядочной, грубой и невежественной; наше войско считали нестройной толпой, которая не в состоянии бороться со всяким мало-мальски по-европейски устроенным войском.

Но вот по всей Европе разносится весть о победе русских над непобедимым дотоле королём Карлом XII. Россия овладела берегами Балтийского моря, чего так настойчиво домогался Пётр Великий, выставила сильный флот и, как из земли, вдруг явилась с грозными войсками пред изумлённой Европой».

В июле 2019 года отмечается 310 лет битве под Полтавой, предрешившей исход Северной войны между Россией и Швецией за выход нашего отечества к Балтийскому морю. Фонд Президентской библиотеки располагает рядом редких книг, которые воспроизводят события более чем трёхвековой давности достоверно и с большим количеством подробностей, которые уже никогда не будут утрачены после перевода книг из бумажного формата в электронный.

Прежде всего это базовые источники «Нарва и Полтава» (1899) А. Погосского,  «Полтавская битва и ее памятники»(1895) И. Павловского; «Поле Полтавской битвы и её исторические памятники» упомянутых выше авторов; «Полтава – „Крепость ничтожная“: фортификационные сооружения Полтавской крепости периода Великой Северной войны»(2013) С. Иванюка – в ней на основе анализа письменных и картографических источников, результатов полевых исследований представлены реконструкция и описание города и крепости Полтавы во время обороны от шведов в 1709 году.

При вступлении на престол будущий Пётр Великий отчётливо осознавал, – сообщают авторы книги «Поле Полтавской битвы и её исторические памятники», – насколько беден его народ при всём богатстве русских земель, «как плохо и ненадёжно устроена армия: самые мелкие враги тревожили нас, оскорбляли и свободно грабили. С грустью смотрел на это Пётр I и глубоко скорбел о судьбе своего отечества. Оно заключало в себе неистощимые источники могущества, крепости и богатства, но не знало своих сил и как будто дремало в своём невежестве».

И Пётр решился на  смелый шаг: отнять у шведов берега Балтийского моря, когда-то принадлежавшие нашему отечеству, и прорубить тем самым окно в Европу. Дерзость замысла заключалась в том, что Швеция в это время была очень сильна: по своему могуществу и значению она считалась первым государством в северо-восточной Европе. Король шведский Карл XII был в это время очень молод и неопытен, однако уже первые битвы с ним показали, что этот 18-летний юноша являлся прекрасным полководцем и больше всего на свете любил войну. Поначалу он с легкостью побеждал датчан, поляков, русских, что описано в издании «Нарва и Полтава».

В Полтаве со своим войском он оказался благодаря посулам малороссийского гетмана Мазепы, который, предав Петра I, пообещал его врагам помощь в снабжении их армии всем необходимым. Осаждённая шведами Полтава запылала от пожаров, в ней рвались бомбы, от затруднённого подхода к реке началась эпидемия; несколько раз шведы в исступлении влезали на городские стены и устанавливали на них королевские знамёна. Русские офицеры, поручая старикам и женщинам тушить огонь, бросались в бой, увлекая за собой солдат: они сбрасывали шведов с укреплений, совершали смелые вылазки в неприятельский лагерь.

Наших солдат в Полтаве было немного, отряд состоял из четырёх тысяч солдат и двух с половиной тысяч вооружённых ополченцев – против 30-тысячного шведского войска. Но жители города воспряли духом, когда прошёл слух: сам царь приехал в русский лагерь. Он сразу же открыл сообщение с осаждённой Полтавой через реку, нашёл разные способы помочь городу.

Русский государь понял, что пришло, наконец, время за всё рассчитаться со шведами, уж очень подходящим был момент: после долгих, в том числе зимних, походов шведы утомились, пали духом и мечтали вернуться в свои родные дома. Русское же войско, наоборот, укрепилось – его численность превышала 40 тысяч человек. А главное, оно научилось воевать… у своих противников. Не зря ведь Карл, осаждая Полтаву, однажды заметил: «Вижу, что мы научили москвитян воевать».

Приближался назначенный день, и в обоих лагерях шла деятельная подготовка к схватке. Наконец, наступило утро 8 июля (по новому стилю) 1709 года. В два часа перед рассветом шведская армия двинулась вперёд…

Русские полки стояли в боевом порядке и скрепив сердца благоговейно слушали знаменитый призыв своего царя: «Воины! Се пришёл час, который решить должен судьбу отечества, – процитирован известный приказ в книге „Поле Полтавской битвы и ее исторические памятники“, – и вы не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру порученное, за род свой, за отечество, за православную нашу веру и церковь… А о Петре ведайте, что ему жизнь его не дорога, только бы жила Россия, благочестие, слава и благосостояние ея».

Пётр I: «Только бы жила Россия, слава и благосостояние ея».

«В девятом часу утра этого незабвенного дня обе армии в грозном безмолвии двинулись друг против друга, и закипел отчаянный Полтавский бой, – пишут В. Щеглов и Д. Дмитриевский. – Это была страшная борьба между искусством и силою, между отчаянием и геройским воодушевлением. Обе рати, как твёрдые стены, стояли друг против друга, и смерть пожинала обильную жатву. Сами венценосные соперники не щадили себя в боевом разгаре: одна пуля пробила Петру шляпу, другая засела в седло, третья сплющилась у него на груди, на золотом кресте. Карл также безотлучно присутствовал в рядах сражающихся и не боялся за свою жизнь; его оберегали 24 солдата, и из них только трое остались целы».

Но вот под напором русских ряды шведов дрогнули и подались назад. Когда Карл увидел, что полки его бегут в замешательстве, он в попытке задержать их стал кричать: «Шведы! Шведы!». Но остановить их король был не в силах. К 11 часам утра от неприятеля остались только беспорядочные толпы, за которыми русские гнались по пятам «и били безотпорно».

Всего на полях полтавских погибло до девяти тысяч шведов и до трёх тысяч оказались в плену. Сам же Карл с горсткой свиты едва ускользнул от наступавших и бежал в Крым, а далее в Турцию. Шведские полки (вернее, та часть, которая  от них осталось) добровольно сложили оружие.

«Полтавская победа – единственное во всей истории сражение, следствием которого было не разрушение, а счастье человечества, ибо оно предоставило Петру необходимый простор, чтобы идти дальше по пути преобразований», –написано в книге С. Михеева «История русской армии. Эпоха Петра Великого» (1910).