Россия Онлайн - новости России

Дмитрий Савельев считает, что изменение статуса приставов должно начинаться с повышения зарплаты

Дмитрий Савельев считает, что изменение статуса приставов должно начинаться с повышения зарплаты
18.07.2019
Рубрика: Экономика
Первый заместитель председателя комитета ГД по безопасности и противодействию коррупции, депутат Государственной Думы (фракция ЛДПР) Дмитрий Савельев считает, что изменение статуса приставов должно начинаться с повышения зарплаты и предоставления соответствующих льгот.
 
– В течение прошлого года на исполнение к судебным приставам поступило 60,3 млн исполнительных документов, то есть в среднем на исполнении у одного пристава находилось 3,7 тыс. исполнительных производств. Несмотря на это, доля исполнительных производств, в рамках которых требования фактически были исполнены либо должники приступили к выполнению своих обязательств, составила 45,4%, то есть результативность работы приставов весьма высока. В целом сумма, взысканная судебными приставами-исполнителями, исчисляется в 676,3 млрд руб., причём 243,1 млрд руб. из этих денег перечислено в бюджет Российской Федерации. Оказывая содействие органам внутренних дел в розыске и задержании лиц, которые скрывались от органов дознания, следствия или суда, судебные приставы задержали около 12 тыс. человек, в том числе 941 лицо – за совершение тяжких и особо тяжких преступлений.
Нужна ли государству такая структура? Вопрос риторический. Необходима!
Однако весь перечисленный мной объём психологически непростой работы люди выполняют за небольшую зарплату, не имея ни званий, ни социальных льгот. Не потому ли текучка в подразделениях судебных приставов достигает сегодня 80%? Трудно выдерживать подобную нагрузку на голом энтузиазме, не ощущая на себе заботы государства! Поэтому существенное повышение оплаты труда и создание более комфортных условий работы – первое и главное, в чём нуждается сегодня Федеральная служба судебных приставов.
Фактически до сих пор судебные приставы являются “дальними родственниками” правоохранительных органов. Приставы обеспечивают безопасность судебных заседаний и судей, занимаются розыском злостных неплательщиков, участвуют в депортации иностранных граждан, обладают правом применять физическую силу, спецсредства и огнестрельное оружие. Так кто же такой тогда судебный пристав? Он уже не чиновник, так как чиновники не носят оружие и не проводят оперативную работу, но вместе с тем пристав – это не полицейский и тем более не военнослужащий. Налицо полное несоответствие правового статуса реальным функциональным обязанностям судебного пристава, и это необходимо срочно исправлять.
Придание Федеральной службе судебных приставов нового статуса поднимет престижность звания судебного пристава, даст сотрудникам дополнительную моральную и материальную мотивацию, а также социальную защиту. При этом дисциплина и ответственность в полноценной силовой структуре будут выше, и сами приставы станут работать более ответственно, так как будут дорожить таким рабочим местом. Кроме того, дополнительное бюджетное финансирование позволит активизировать цифровизацию работы судебных приставов. Созданная автоматизированная система внутреннего документооборота работает сегодня только в Москве, а в территориальных подразделениях о ней пока нет и речи – слишком высока стоимость оборудования и монтажных работ, хотя внедрение этой системы в масштабах всей страны на порядок повысило бы эффективность деятельности по взысканию.
Я уверен, что изменение статуса приставов будет способствовать всему этому в полной мере, и тогда обновлённая и усиленная структура начнёт действовать с полной отдачей, повышая качество защиты прав и законных интересов граждан в работе по возврату просроченной задолженности, обеспечивая эффективность принудительного исполнения и создавая условия для надлежащего обеспечения правосудия и безопасности в судах.