Президентская библиотека – к юбилею Афанасия Фета

Президентская библиотека – к юбилею Афанасия Фета
03.12.2020
Рубрика: Культура

5 декабря (23 ноября по старому стилю) 1820 года, ровно 200 лет назад, в усадьбе Новосёлки Мценского уезда Орловской губернии родился Афанасий Фет – известный русский поэт, сторонник «чистого искусства», член-корреспондент Петербургской академии наук.

В год юбилея поэта фонд Президентской библиотеки предоставляет возможность увидеть портрет Фета художника Ильи Репина и прочитать прижизненные публикации его стихов в журнале «Русский вестник» с 1863 до 1892 года. Окунуться в мир поэзии Афанасия Фета можно, ознакомившись с изданиями XIX века – сборником «Историко-литературные очерки» (1895) историка литературы Леонида Майкова, книгой философа Николая Страхова «Заметки о Пушкине и других поэтах» (1897), а также современными исследованиями его творчества: авторефератами диссертаций Марии Глушковой «Философская лирика Афанасия Фета» (2010), Виктории Гончаровой «Пространственные характеристики мира в языке поэзии А. Фета» (2012) и другими работами.

Николай Срахов писал: «Больше всего у Фета поразительна именно та лёгкость, с которою он подымается в область поэзии. <…> …Наш поэт преобразует в чистейшую поэзию всевозможные черты нашей жизни».

Какой была эта окружавшая поэта жизнь, как он её видел и воспринимал, рассказал он сам в уникальном издании «Мои воспоминания. 1848–1889» (1890), доступном в электронном фонде Президентской библиотеки.

В предисловии к мемуарам Фет отметил: «Я уверен, что в моих воспоминаниях, как и во всякой другой вещи, каждый будет видеть то, что кажется ему наиболее характерным». Эти воспоминания дают полное, целостное представление об основных событиях жизни поэта, его занятиях, пристрастиях, домашнем и литературном окружении. Свой рассказ он начал с описания уклада и нравов своей семьи – такими, какими он увидел их, прибыв в отпуск из полка в должности полкового адъютанта:

«Хотя старик отец по принципу никому не высказывал своих одобрений, но бывшему эскадронному командиру видимо было приятно, что я занимаю в полку видное место. В доме я застал меньшую нашу сестру Надю, недавно кончившую учение – смолянку, совершенно неопытную, по наружности весьма интересную, пылкую и любознательную семнадцатилетнюю девушку. Невзирая на кратковременное пребывание дома, я, с своей стороны, старался поддерживать ея любознательныя и эстетическия стремления; конечно, тайком от отца, считавшаго Державина великим поэтом, а Пушкина безнравственным писателем…»

Афанасий Фет рассказал в этой книге о самых разных сторонах своей насыщенной жизни в России и за границей. Это и охота на птиц – вальдшнепов, рябчиков, куропаток, тетеревов, и «рыбная ловля подо льдом», и роскошные обеды у аристократов, когда «серебряныя блюда разносились ливрейною прислугою», и дружеские встречи, и визиты к докторам, и дорожные впечатления. Он также привёл многочисленные письма к нему очеркиста и переводчика Василия Боткина, писателей Александра Дружинина, Ивана Тургенева и Льва Толстого, представляющие собой не только дружеские послания, но и образцы эпистолярного жанра, и интереснейшие биографические свидетельства.

Зоркий взгляд художника и талант позволили Фету передать атмосферу, царившую в круге его общения: «…я однажды вечером растворил дверь в кабинет Некрасова и нежданно захватил здесь весь литературный кружок. – О! а! э! и! раздалось со всех сторон. Между прочим и Дружинин с улыбкою, протягивая мне обе руки, громко воскликнул: „На суку извилистом и чудном!“ – повторяя мой, спасённый его разъяснениями, стих. <…> Весьма забавно передавал Тургенев, в лицах, недоумения и споры, возникавшие в кругу моих друзей по поводу объяснений того или другаго стихотворения».

Поэт признавался: «…Меня интересуют не встречавшияся картины, а лица, посланныя судьбою в русло моей жизни, без которых самая прожитая жизнь невозможна и даже немыслима…».

В издании «Мои воспоминания…» перед читателем предстают все слои общества середины XIX века. К некоторым персонажам Фет относится критически. Вот, к примеру, что он писал о графине Кушелевой: «…была ещё писаная красавица, если только не в буквальном значении слова. Как я слышал, граф купил её у некоего К. за сорок тысяч рублей и, как видно, неразборчивая красавица, попавши из небогатой среды в миллионы, предалась необузданному мотовству. Говорили, что четыре раза в день модистки приезжали к графине с новыми платьями, а затем она нередко требовала то или другое платье и расстреливала его из револьвера». Совсем иного описания, вызывающего добрую улыбку, удостоился кучер и слуга Фета Иван: «…при взгляде на его рябыя приподнявшияся скулы и слегка прижмуренные, смеющиеся серенькие глазки, я тотчас увидал, что с ним случилось что-либо курьёзное. <…> При этом он прибегнул к обычному своему жесту, которым выражал крайнее смущение и застенчивость: раздвинув пальцы рук, он, образуя как бы забрало, закрывал им глаза, хотя и продолжал смотреть в промежутки между пальцами».

Поэтическое видение мира окрашивает многие сцены и пейзажи в мемуарах: «Острыя вершины тополей дремали в пригревающих лучах сентябрьскаго солнца, падалица пестрела вокруг толстых стволов яблонь, образующих старую аллею просёлка, которою зàмок соединён с шоссе. Из-под скошеннаго жнивья начинал, зеленея, выступать пушистый клевер… на пригорке два плуга, запряжённые парами дюжих и сытых лошадей, медленно двигались друг за другом, оставляя за собою свежия, темнобурыя полосы».

«Мои воспоминания…» – это картина целой эпохи, увиденной и показанной не равнодушным наблюдателем, а активным и сопереживающим участником событий. Книга помогает глубже и полнее понять её создателя – поэта-лирика и писателя Афанасия Фета.