Как санкции и кооперация могут помочь избежать климатической катастрофы

Как санкции и кооперация могут помочь избежать климатической катастрофы
04.05.2022
Рубрика: Экономика

Могут ли представители разных стран работать вместе ради общего блага, при том что сама эта деятельность затратна, и как санкции могут помочь в международной кооперации — в эксперименте из поведенческой экономики

Об эксперте: Алексей Белянин — выпускник МГУ и Манчестерского университета (PhD Economics), преподаватель и заместитель директора МИЭФ НИУ ВШЭ (2002–2018 годы), с 2018 года — заведующий международной лабораторией экспериментальной и поведенческой экономики НИУ ВШЭ. Сфера научных интересов — экспериментальная и поведенческая экономика, теория выбора, прикладная теория игр и прикладная эконометрика. Исполнительный директор и избранный президент Society for the Advancement of Behavioural Economics (SABE, 2022–2024 годы).

Модель климатической катастрофы

В нынешней сложной международной обстановке под вопросом оказываются многие приоритеты и ценности. Одними из первых в этом ряду оказываются перспективы международного сотрудничества, без которого оказываются под угрозой не только перспективы устойчивого роста и развития наций, но и возможности поддержания баланса между человеком и природой. С такими общечеловеческими вызовами, как глобальное неравенство, экологические проблемы или изменения климата, люди могут справиться только сообща. Однако возможно ли это — даже в самых благоприятных, спокойных условиях? Могут ли представители разных стран взаимодействовать друг с другом ради общего блага, при том что сама эта деятельность затратна для каждого из них, да и сам вклад в общее благо может оказаться неравным?

Наша международная команда исследователей исследовала этот вопрос на примере двух стран — России и Германии — при помощи лабораторного эксперимента. Этот метод предлагает участникам — в нашем случае, студентам из двух немецких и двух российских городов — поучаствовать в простой компьютерной игре, моделирующей глобальные изменения климата, способные привести к катастрофическому снижению уровня жизни, если люди не вложат достаточные личные ресурсы в препятствующие этим изменениям технологии.

Как устроен эксперимент:

  • Программа связывает участников между собой через интернет в режиме реального времени.
  • За свои действия участники получают денежное вознаграждение — в зависимости от своих решений они получали от €5 до €45.
  • Решения принимаются в группах по 6 участников.
  • Каждый участник получает 100 условных единиц (токенов) в каждый из 10 периодов.
  • Каждый участник накапливает свои токены на личном счету, но часть из них может вложить в общий фонд, который используется на предотвращение климатической катастрофы.
  • В случае катастрофы участники потеряют 75% всех накопленных личных средств — то есть, у них остается лишь четверть того, что они накопили за все 10 периодов.
  • Если за время игры участники накопили в общем фонде 2 100 токенов, то общей потери точно удастся избежать.
  • Если накоплена меньшая сумма, то вероятность того, что потеря не наступает, равна доле внесенных средств от необходимых 2 100 — например, если участники внесли 1 050 токенов, то вероятность наступления такой потери равна 50%, и так далее.

Таким образом, сформулированная задача моделирует реальную ситуацию с изменением климата. Игроки — страны, личные средства — потребление стран, потеря — климатическая катастрофа, а взносы в общий фонд — ресурсы, которые каждая страна тратит на повышение энергоэффективности, снижение вредных выбросов в атмосферу, развитие экологичных технологий и так далее. И как и в игре, усилий одной страны недостаточно, чтобы предотвратить катастрофу: чтобы это произошло, требуются скоординированные действия всех стран.

Оставить себе или вложить в общее дело

Что же может способствовать такой координации? Ведь, как не сложно заметить, индивидуальные интересы каждого из участников таковы, что ему хочется избежать потери, но при этом как можно больше средств оставить себе, чтобы общий фонд пополняли другие. Именно к этому сводится стандартное предсказание экономической теории: люди-эгоисты не будут делать взносы в общий фонд — значит, катастрофы не избежать?

Наши результаты опровергают такой вывод, причем для самых разных условий. Мы исследовали три типа таких условий:

  1. Участники из одной страны играли с другим городом из той же страны (для России — Москва и Томск, для Германии — Бонн и Киль).
  2. Российские участники играли с немецкими. Участники либо знали, что их оппоненты из другой страны (соответственно, Германии или России — «в открытую»), или же знали лишь то, что их партнеры из другого города, но не этот город и страну («вслепую»).
  3. Третий тип условий заключался в возможностях наложения индивидуальных санкций участниками друг на друга: если один из игроков полагал «неподобающим» поведение кого-то из других участников группы, он имел возможность, заплатив некоторую сумму токенов из своего дохода, уменьшить доход этого другого участника на непропорционально большую сумму токенов.

Сессии с возможностью санкций и без такой возможности проводились как внутри одной страны, так и между странами, и как с информацией о другой стране, так и без таковой — всего 8 вариантов условий. На рисунке отложены средние уровни кооперативности для каждого из условий, то есть доля от требуемой суммы полной страховки от катастрофы в 2 100 токенов, собранной каждой группой.

Как санкции и кооперация могут помочь избежать климатической катастрофы

Кооперативность растет при международном взаимодействии
Первое, что обращает на себя внимание — это то, что средние уровни кооперативности оказались весьма высокими, никак не в соответствии со скептическими предсказаниями базовой теории. Во-вторых, уровни кооперативности в Германии (сессии «Бонн vs. Киль») оказались значимо выше, чем уровни кооперативности в России (сессии «Москва vs. Томск»), а сессии с санкциями отличались более высокой кооперативностью, чем сессии без санкций, что вполне соответствует мировой практике и ожиданиям.

Самый, пожалуй, интересный вывод заключается в последствиях международного взаимодействия: в условиях, когда российские участники оказывались в одной группе с участниками из Германии, их уровень кооперативности быстро и неизменно повышался, особенно в том случае, когда за «плохое» поведение были возможны санкции. Сами эти санкции, кстати, применялись существенно реже, чем можно было ожидать, уже в силу того что уровень кооперативности оказывался довольно высоким, но главное — что россияне во взаимодействии с немцами быстро оказывались такими же кооперативными, как сами немцы, и достигали такого уровня страховки, который практически гарантировал защиту от возможной катастрофы.

Зеленая экономика
Что не так с итогами климатического саммита COP26: поясняют экозащитники
О чем говорят результаты такого эксперимента? Конечно, это всего лишь лабораторное исследование — в масштабе стран и правительств решения принимаются другими людьми и несколько иначе. Однако студенты-участники эксперимента — это будущие пионеры индустрии и люди, принимающие решения в бизнесе и политике, поэтому их поведение можно спроецировать на недалекое будущее. И тогда они говорят следующее: во-первых люди вполне в состоянии не только осознать свой общий интерес в предотвращении больших катастроф, но и продуктивно сотрудничать над их предотвращением, даже несмотря на то что их личный эгоистический интерес подталкивает к противоположным решениям.

Во-вторых, люди при этом все равно придерживаются принципа разумного эгоизма, о чем говорит тот факт, что средний размер взносов в общий фонд составляет не 100%, а только около 70%, и в целом очень хорошо соответствует общественно оптимальному равновесному решению.

В-третьих, наконец — несмотря на то, что россияне изначально отличаются меньшим уровнем кооперативности, чем немцы — комбинация возможных индивидуальных санкций и международное взаимодействие приводят к тому, что уровень кооперативности россиян и немцев практически выравнивается. Иными словами, изоляция российских участников в собственном сообществе, даже в условиях санкций, оказывается гораздо менее продуктивной с точки зрения решения глобальных общественных проблем, чем международное взаимодействие и сотрудничество.