Россия Онлайн - новости России

Сегодня в России вспоминают выдающегося оперного режиссёра Бориса Покровского.

23.01.2012
Рубрика: Культура

Сегодня в России вспоминают выдающегося оперного режиссёра Бориса Покровского.

Исполнилось 100 лет со дня рождения выдающегося оперного режиссёра Бориса Покровского. Десятки лет он проработал в Большом театре. На его счету около двухсот постановок, в том числе и самый масштабный спектакль за всю мировую историю оперы «Война и мир». Покровский создал камерный музыкальный театр и воспитал не одно поколение звёзд классической сцены.

Кадры не могут передать всей харизмы Бориса Покровского. Вот он показывает мизансцены артистам Большого театра, требует от них полной отдачи. Сам Покровский был фанатично предан своему делу, известна его фраза: «Будь я монархом или президентом, я запретил бы все, кроме оперы, на три дня. Через три дня нация проснется освеженной, умной, мудрой, богатой».

В 1943 году в Большом стали собирать лучшие творческие силы страны. Из Ленинграда вызвали Галину Уланову, из Нижнего Новгорода Бориса Покровского. Молодой режиссер сразу проявил характер и профессионализм. Рассказывают, что он читал партитуры лучше, чем дирижеры. И вспоминают его афоризм: «Великий режиссер тот, кого не видно в спектакле».
«Покровский четко ставил задачу, брал тебя за руку и вел к развитию образа», — вспоминает Галина Вишневская, народная артистка СССР.

В Большом он создал полсотни постановок. Художники отказывались выполнять его требования, но он настаивал, и его удивительные сценографические находки потом цитировали другие режиссеры, например, Дзеффирелли. Борис Покровский поставил почти все оперы Сергея Прокофьева, тогда запрещенного, а самого композитора попросил специально для спектакля «Война и мир» написать вальс. Постановка оперы в Большом театре стала самой масштабной в мире – 64 вокальные партии.

Гениальные выдумки, которыми он «сыпал» направо и налево, авторитарный характер и при этом умение правильно оценить возможности солиста. Взялся за «Отелло» — получилось два абсолютно разных спектакля. Один героический, где пели Милашкина и Атлантов, другой романтический с Касрашвили и Соткилавой.

«Я говорю: я, Зураб, не могу так идти на женщину и душить ее. Он говорит: хорошо, поднимайся по лестнице, сорвись и задуши ее. Я бросался на Касрашвили», — рассказывает Зураб Соткилава, народный артист СССР.

Золотой век Большого – тот период, когда Покровский его главный режиссер. Театр приглашают во все страны мира, бесконечно награждают. А в 1982 году Борис Александрович уходит из театра. Группа солистов написала письмо в Министерство культуры СССР. Артисты хотели гастролировать за рубежом, а Покровский думал, прежде всего, о зрителе и требовал, чтобы все оперы исполнялись на русском.

Он покинул Большой в зените славы. В 70 лет его энергии хватало на все. Внук Покровского Михаил Ефремов вспоминает, как собрался поставить оперный спектакль и консультировался у деда.

«Раскритиковал. А потом говорит: главное – с басами ставь», — рассказывает Михаил Ефремов, заслуженный артист России.

Режиссер еще в 1972 году создал свой Камерный музыкальный театр. Начал с оперы Шостаковича «Нос», она тоже была запрещена. Рассказывают, на премьере великий композитор плакал. Покровский ставил здесь малоизвестные произведения Бортнянского, Стравинского, Шнитке. Он успевал все — написал 8 книг. Судьба распорядилась, чтобы он прожил как можно дольше, Борис Покровский ушел в 97 лет.

Источник