10.02.2024

Президентская библиотека к 255-летию И. А. Крылова. Известный баснописец глазами современников

Президентская библиотека к 255-летию И. А. Крылова. Известный баснописец глазами современников

«Читал сочинения г. Жуковского, но он, как мне кажется, пишет только для учёных… также г. Гнедич, человек высокоумный и щеголяет на поприще славы между немногими. Но как ты, любезный тятенька, пишешь, – это для всех: для малого и для старого, для учёнаго и простаго, и все тебя прославляют… Басни твои – это не басни, а апостол», – писал Ивану Андреевичу Крылову его младший брат Лев. О Лёвушке Иван Андреевич Крылов заботился всю жизнь как о сыне. Тот отвечал искренней любовью. «Тятенька», «батюшка» – так обращался к знаменитому баснописцу офицер Л. А. Крылов, письма которого опубликованы во втором номере сборника «Русский архив» за 1868 год.
Иван Андреевич Крылов родился 13 февраля 1769 года в семье бедного армейского капитана. Поле смерти отца, как писал литературовед Владислав Кеневич в статье «Иван Андреевич Крылов» (1904), «нищета, посетившая его семейство, заставила мать определить сына на службу. И вот, 14-летний Крылов, едва умея держать перо в руке», вместо школы отправляется в магистрат в чине канцеляриста. Однако, по мнению исследователей творчества баснописца, именно «служба и ранняя нужда очень рано доставили ему некоторую житейскую опытность или, по крайней мере, развили в нём способность понимать людские свойства и сложную сеть общественных отношений». У Крылова не было возможности получить хорошее классическое образование, но отец оставил ему в наследство сундук с книгами, а мать сумела привить любовь к труду и чтению.
«Его занимало не канцелярское дело – мысли его, по свидетельству современника, уносились на рынки, на площади, куда кулачные бои привлекали толпы зрителей, наконец – к плоту, куда со всех концов и города собирались прачки и водовозы. Там, в этих сборищах, у этого плота, проводил он целые часы, подслушивал разговоры, шутки, остроты <…> Может быть, тогда уже усвоил начало той чисто русской речи, которая делает его басни доступными всем сословиям русского народа», – отмечает Кеневич.
В результате будущий классик, несмотря на недостаточное образование, очень рано вступил на литературное поприще: ему ещё не было двадцати лет, когда он написал свои первые театральные пьесы. Затем юный Крылов берётся за оперы. Потом он пробует себя в трагическом роде, и, наконец, переходит к комедии. Также он занимается журналистикой и издательской деятельностью.
В конце девяностых годов Крылов знакомится с князем Сергеем Голицыным и начинает служить у него секретарем и учителем его детей. «В этом необыкновенном человеке были положены зародыши всех талантов, всех искусств. Природа сказала ему: выбирай любое, и он начал пользоваться её богатыми дарами, сделался поэт, хороший музыкант, математик», – писал спустя годы о Крылове мемуарист Филипп Вигель, который обучался вместе с сыновьями князя. Иван Андреевич преподавал основы русской словесности и иностранные языки. По словам Вигеля, «Записки» которого хранятся в фонде Президентской библиотеки, будущий известный баснописец «в этом деле показал себя мастером. Уроки проходили почти все в разговорах; он умел возбуждать любопытство, любил вопросы и отвечал на них так же толковито, так же ясно, как писал свои басни. Он не довольствовался одним русским языком, а к наставлениям своим примешивал много нравственных поучений и объяснений разных предметов из других наук».
Вигель дает и описание внешности Крылова: «…в поступи его и манерах, в росте и дородстве, равно как и в слоге, есть нечто медвежье: та же сила, та же спокойная угрюмость, при неуклюжестве, та же смышлёность, затейливость и ловкость. Его никто не назовет лучшим, первейшим нашим поэтом; но, конечно, он долго останется известнейшим, любимейшим из них».
Вот как описывал Крылова спустя годы Иван Тургенев: «У него была величественная голова, несколько массивная и тяжёлая, прекрасные седые волосы, немного отвислые щеки, большой, но правильный и серьёзный рот, неподвижные глаза с полуопущенными веками, ленивое, почти апатичное выражение лица, сквозь которое просвечивал живой ум и юмор. Он почти не говорил, но слушал – блестяще, если можно так выразиться, ибо его молчание сопровождалось чем-то вроде внутренней улыбки, как будто, наблюдая, он делал про себя много замечаний, которые, однако, никогда не собирался поведать миру».
И все же поведал… Когда в конце 1805 года, Крылов «…привёз в Москву свои первыя басни – перевод из Лафонтена, и [известный баснописец] Дмитриев сказал ему: „наконец вы нашли ваш истинный путь“, эти пророческия слова лишь выразили то, что уже несомненно было в сознании Крылова. Во всяком случае это была цель, к которой вёл его гений», – говорится в биографическом очерке литератора и переводчика Семёна Брилианта «И. А. Крылов: его жизнь и литературная деятельность» (1891). К тому времени Ивану Андреевичу уже было ближе к сорока годам, а литературная деятельность его по большому счету только начиналась, настоящее признание было ещё впереди.
Слава пришла к Крылову в юбилейном для него 1809 году, когда отдельным изданием впервые вышли 23 его басни. С тех пор издания следовали одно за другим, последнее, вышедшее при его жизни, в 1843 году, состояло из 9 книг, в которых было около 200 басен. Появление каждой новой его басни было событием – журналисты превозносили их, публика выучивала наизусть. Новые издания раскупались нарасхват. Крылов со свойственным ему юмором объяснял такой неслыханный спрос на его книги тем, что их дают детям, а дети, как известно, рвут книги…
«Но почему же их давали детям? – задается вопросом литературовед Кеневич. – На эти вопросы отвечает Гоголь: потому что в этих баснях великий поэт и мудрец слились воедино; потому что в них высказался разум, родственный разуму наших пословиц, потому что он умел сказать в них правду каждому – умному и глупому, сильному и слабому, и сановнику, стоящему на вершине общественной лестницы, и безвестному труженику, на котораго смотрят с презрением, потому что каждая из них, как стоглазый Аргус, глядит на человека и заставляет его обращать свой умственный взор во внутрь самого себя».
«Ума он был гениального», – писал о Крылове историк Алексей Маркевич, составитель сборника «Крылов и его басни» (1895), цифровая копия которого хранится в фонде Президентской библиотеки. Автор рассказывает, что способности Ивана Андреевича были так велики, что, когда его друг, писатель Гнедич, всю жизнь занимавшийся греческим языком, стал жаловаться на трудности перевода «Илиады», Крылов, будучи уже в преклонных летах, побился с ним «об заклад, и при том какой-то пустой, что года через два будет знать хорошо этот язык. И точно, Крылов почти не выходил всё это время из дому и настолько изучил греческий язык, что свободно читал всех греческих писателей».
Иван Андреевич был очень неприхотлив в быту. Единственное, к чему он был неравнодушен, – вкусная еда. Маркевич в своей статье назвал его «большим лакомкой». На все остальное Крылов смотрел сквозь пальцы. Одевался он достаточно небрежно, почти тридцать лет, с 1812 по 1841 год, служа в Императорской публичной библиотеке, прожил в казенной квартире, почти всё своё свободное время проводя дома и читая то, что попадалось под руку. На упреки окружающих, что со временем он стал мало писать, Крылов отвечал, что предпочитает слышать это, а не то, что ему давно уже пора перестать писать. Маркевич приводит такой случай, характеризующий баснописца. У Крылова над диваном, где он любил лежать, висела большая картина в тяжёлой раме. Когда она сорвалась с одного гвоздя и повисла боком, Крылову попытались объяснить, что это опасно и картину надо закрепить. Он же отвечал, что по сделанному им вычислению, картина, окончательно оборвавшись, упадет, не задев его на диване…
Таким, каким он часто бывал в жизни: в естественной и спокойной позе, в руках книга – представил Крылова знаменитый скульптор Пётр Клодт, автор памятника баснописцу, установленного в Летнем саду Петербурга. Пьедестал украшен бронзовыми изображениями людей и животных – героев его басен. Ознакомиться с архивными делами о сооружении монумента, посмотреть открытки и фотографии можно в подборке «Памятники И. А. Крылову».
В очерке «И. А. Крылов: его жизнь и литературная деятельность» приводятся слова митрополита Макария, сказанные им на открытии памятника баснописцу: «Он завещал любовь, безграничную любовь ко всему отечественному, к нашему родному слову, к нашей родной стране и ко всем началам нашей народной жизни…».
Узнать больше о жизни и творчестве известного баснописца можно на портале Президентской библиотеке в коллекции «И. А. Крылов (1769–1844)», в которую включены редкие издания, исследования, учебные пособия, биографические статьи, архивные документы, сборники произведений Крылова, в частности, «Полное собрание сочинений И. А. Крылова» и прижизненные публикации, разнообразные иллюстративные материалы.

Related Images:

Олеся

Главный редактор “Россия-онлайн”

Ссылки на автора:

Темы новости

Все новости лентой

за 22 июня 2024 года