17.03.2024

«Этому замечательно даровитому человеку суждено сделаться одним из лучших украшений нашего искусства»

«Этому замечательно даровитому человеку суждено сделаться одним из лучших украшений нашего искусства»

18 марта 2024 года исполняется 180 лет со дня рождения выдающегося русского композитора, педагога, теоретика музыки Николая Андреевича Римского-Корсакова. Его творчество является неотъемлемой частью не только российской, но и мировой культуры. Музыка не сразу стала основным делом жизни Н. А. Римского-Корсакова.
«Музыку я не особо любил, или, хоть и любил, но она почти никогда не производила на меня сильного впечатления, или по крайней мере слабейшее в сравнении с любимыми книгами», – так писал он в книге «Летопись моей музыкальной жизни 1844–1906», с которой можно ознакомиться в электронном читальном зале Президентской библиотеки.
Будущий композитор родился в Тихвине 18 марта (6 марта по старому стилю) 1844 года. Первые признаки музыкальных способностей проявились в нём очень рано. В семье было старое фортепиано, на котором играл отец. Как вспоминал впоследствии Н. А. Римский-Корсаков: «Ещё мне не было двух лет, как я уже хорошо различал все мелодии, которые мне пела мать; затем трёх или четырёх лет я отлично бил в игрушечный барабан в такт, когда отец играл на фортепиано. Отец часто нарочно внезапно менял темп и ритм, и я сейчас же за ним следовал».
С шести лет мальчика начали учить играть на фортепиано. По словам Римского-Корсакова, учился музыке он не особенно прилежно. Однако, имея незаурядные музыкальные способности, он дошёл до того, что самостоятельно мог «сносно занести на бумагу наигранное на фортепиано». «Разумеется мои учителя не принимали никакого участия в моих композиторских попытках и даже не знали о них; я конфузился говорить о своих сочинениях, а родители мои смотрели на них, как на простую шалость, игру; да это в то время так действительно и было», – вспоминает Римский-Корсаков.
Ему нравилось чтение. Как он сам позже писал, читать выучился «шутя». Имея превосходную память, он запоминал целые страницы тех произведений, которые читала ему мать, слово в слово. Как и все мальчишки, любил «пошалить»: лазил по крышам и на деревья, устраивал сцены, падая на пол с плачем, если его наказывали. Его «пленяла» мысль стать моряком, сделаться же музыкантом, по собственному признанию, он никогда не мечтал.
Родители приняли решение отдать юношу в морской корпус, так как его дядя и брат были моряками. В конце июля 1856 года отец повёз мальчика в Петербург поступать в Морской кадетский корпус.
Учиться морскому делу Римский-Корсаков начинал с интересом. Он писал: «Я вёл себя хорошо, учился тоже хорошо. О музыке я в то время как-то забыл, она меня не интересовала, хотя по воскресеньям я стал брать уроки на фортепиано у некого Улиха. Улих был виолончелистом в Александринском театре и плохим пианистом». Через некоторое время успеваемость и дисциплина в корпусе ухудшились, но зато появилась любовь к музыке. Римский-Корсаков часто посещал театр. Опера Михаила Глинки «Жизнь за царя» привела его в «совершенный восторг». «Как музыкант я был тогда мальчик-дилетант в полном смысле слова. Я был 16-летний ребёнок, страстно любивший музыку и игравший в неё», – признаётся он.
Осенью 1860 года Римский-Корсаков начинает заниматься на фортепиано у педагога Фёдора Канилле. «Я ходил к нему по воскресным дням с величайшим восторгом, фортепианные уроки в собственном смысле этого слова как-то прекратились, но сочинением я с ним занимался и, несмотря на отсутствие системы, сделал некоторые успехи».
В ноябре 1861 года Канилле привел Римского-Корсакова в кружок музыканта Милия Балакирева – «Могучую кучку». В него входили Модест Мусоргский, Александр Бородин и Цезарь Кюи. Общение с музыкантами сыграло важную роль в творческой жизни Римского-Корсакова. Через год начинающий композитор взялся за своё первое крупное произведение – Симфонию № 1.
В 1862 году Римский-Корсаков окончил Морской кадетский корпус: «Выпуск мой в гардемарины состоялся 8 апреля 1862 года». Звание гардемарина он получил по окончании училищного курса, гардемарины были свободные люди. Офицерский чин Римский-Корсаков получил после двухлетней службы.
Молодому человеку предстояло трёхлетнее кругосветное путешествие на клипере «Алмаз» и полное «отлучение от музыки». Находясь в путешествии, он размышлял: «Сойдясь с балакиревским кружком, я стал мечтать о музыкальной дороге; я был ободрён и направлен кружком на эту дорогу. В то время я уже действительно страстно любил музыку».
Вернувшись из кругосветного путешествия, Римский-Корсаков целиком посвятил себя музыке. В 1867 году он пишет «Сербскую фантазию». Она была исполнена в одном из концертов Русского музыкального общества. Пётр Ильич Чайковский так описал это событие в своей книге «Музыкальные фельетоны и заметки Петра Ильича Чайковского» (1898): «Не будем сетовать на московскую публику за то, что она довольно равнодушно отнеслась к этому прелестному произведению впервые заявляющего себя нашему городу русского музыканта. Во всем цивилизованном мире нет такой публики, которая в своих приговорах, выражающихся или громким одобрением, или красноречивым молчанием, была бы непогрешима». Далее композитор от всей музыкальной Москвы отвечает на критический отзыв о музыкальном произведении: «Тем грустнее было нам прочесть отзыв господина Незнакомца о „Сербской фантазии“, по нашему мнению, в высшей степени даровитого господина Римского-Корсакова. Вот, что мы читаем на странице 3, № 8 газеты „Антракт“: „«Сербская фантазия» господина Римского-Корсакова могла бы с тем же правом называться венгерскою, польскою, тарабарскою, – до того она бесцветна, безлична, безжизненна!“ Нам тяжело подумать, что эти горестные, недоброжелательные слова были единственными, сказанными в московской печати по поводу молодого, талантливого музыканта, на которого всеми любящими наше искусство возлагается так много блестящих надежд. Спешим поправить ошибку господина Незнакомца и от лица всей музыкальной Москвы, послать слово сочувствия автору „Сербской фантазии“. Вспомним, что господин Римский-Корсаков ещё юноша, что перед ним целая будущность и нет сомнения, что этому замечательно даровитому человеку суждено сделаться одним из лучших украшений нашего искусства». На портале Президентской библиотеки можно ознакомиться с дарственными надписями П. И. Чайковского Н. А. Римскому-Корсакову, сделанными в 1885–1886 годах на нотах партитур Сюиты № 3 для оркестра и Симфонии в четырёх картинах «Манфред».
Великий музыкант Пётр Ильич Чайковский оказался прав. Римский-Корсаков оставил после себя богатое творческое наследие. Пятнадцать опер, симфонические произведения, вокальные сочинения. Кроме того, Н. А. Римский-Корсаков вёл активную преподавательскую деятельность. В 1871 году он стал профессором Санкт-Петербургской консерватории. С 1873 по 1884 год он – инспектор музыкантских хоров Морского ведомства, а с 1874 по 1881 год – директор Бесплатной музыкальной школы.
Завершая в 1906 году свою автобиографическую книгу, композитор напишет: «Летопись моей музыкальной жизни доведена до конца. Она беспорядочна, не везде одинаково подобрана, написана дурным слогом, часто даже весьма суха; зато в ней одна лишь правда, и это составит её интерес».
В электронном фонде Президентской библиотеки также доступны письма Н. А. Римского-Корсакова к М. А. Врубелю, автору эскизов декораций к «Сказке о царе Салтане», костюмов к «Кощею бессмертному», и к его жене, выдающейся певице Н. И. Забеле-Врубель. Именно для её необыкновенного голоса Римский-Корсаков написал многие музыкальные шедевры, Надежда Ивановна стала идеальной «корсаковской певицей», наполнив одухотворенностью образы Царевны-Лебедь, Снегурочки, Морской царевны и других героинь его опер. На портале Президентской библиотеки доступны также материалы переписки Н. А. Римского-Корсукова с М. А. Балакиревым, опубликованную в журнале «Музыкальный современник» (1916), фотопортреты композитора и другие материалы.

Related Images:

Олеся

Главный редактор “Россия-онлайн”

Ссылки на автора:

Темы новости

Все новости лентой

за 20 мая 2024 года